Крым: реальное снижение пенсий

Какая судьба ждет крымских пенсионеров – тема нашего выпуска. Гость в студии – доктор экономических наук,

– Мы все время вглядываемся в перемены. В перемены в России, в Крыму, в Украине, в те перемены, которые происходят с февраля-марта 2014 года. Вся история про «крымскую весну» сопровождалась рассуждениями о том, что смена флагов, смена суверенитетов приведет к социально-экономическому раю. А ведь, действительно, для крымских пенсионеров наступило время серьезных перемен. О том, как именно изменилась пенсионная система после марта 2014 года мы и поговорим. В конце сентября этого года, впервые за 4 года в Госдуме выступил министр финансов России, Антон Силуанов. Одной из ключевых тем его выступления стала пенсионная система.

Антон Силуанов: «Мы считаем, что вопрос пенсионного возраста все равно надо решать. Если нам ничего не делать в этом направлении, то через несколько лет, у нас количество пенсионеров превысит количество работающих. Такого не может быть. У нас 120 работников дают деньги, чтобы содержать 100 пенсионеров. В других странах, это соотношение – 150-160 работников содержат 100 пенсионеров. Это не может дальше так продолжаться, потому что ни один пенсионный фонд не выдержит»

– Скажите, Евгений, только ленивый не писал о том, что российский бюджет будет верстаться с учетом сокращений доходных статей бюджета. Вот на чем сегодня намерено российское правительство экономить?

–​ Ну, в первую очередь, экономия идет по социальным статьям, сокращается финансирование образования, здравоохранения, ну и, конечно, есть элемент экономии и на пенсионных расходах. Потому что федеральный бюджет субсидирует пенсионный фонд на достаточно большую сумму, это более триллиона рублей. Сумма очень большая, и в 2016 году (я просто занимаюсь социальными вопросами) экономия там будет очень большая.

– Вот Наталья Зубаревич, у которой наши коллеги брали интервью, говорила, что суммарные расходы пенсионного фонда на обеспечение крымских пенсионеров, они могут доходить до суммы в сорок миллиардов рублей. Насколько это значимая сумма, насколько это обязательство является подъемным для России?

– Нет, я не думаю, что эта сумма будет очень большая. Вот мы с вами можем посчитать, что сейчас у нас в Крыму порядка одного миллиона пенсионеров. Всего в России пенсионеров около 40 миллионов, поэтому вы сами понимаете, какая пропорция. То есть проблема носит общий характер. Понимаете, если бы у нас экономика развивалась, если бы она была в плюсе, повышала собираемость, те же платежи в пенсионный фонд, я думаю, на этом фоне крымские пенсионеры получали бы себе все эти прибавки, которые положены российским пенсионерам. А так как общая ситуация экономическая неблагоприятная, то на них будет отражаться ровно то же, что и на всех.

– Правильно ли я понимаю, что система солидарная, то есть российские налогоплательщики производят отчисления со своих зарплат в пенсионный фонд, и за счет этих денег живет нынешнее поколение пенсионеров. А то поколение, которое будет через 10-20 лет выходить на пенсию, оно будет получать пенсию из налогов будущих налогоплательщиков?

– В России существует смешанная на самом деле пенсионная система, она в значительной степени является солидарной, или распределительной. Потому что 22%, которые работодатель платит за работника, если люди старше 1967 года рождения, то все 22% идут в общую копилку и из них действительно выплачивается пенсия пенсионерам. Те, кто моложе 1967 года рождения, там ситуация более сложная, там 6% из этих 22-х уходит на индивидуальные накопительные счета работников и в общую копилку не поступают. Только 16% идут в эту общую копилку. Но так как пенсионный фонд находится в хроническом дефиците уже много лет, и он постоянно увеличивается, то правительство уже третий год подряд занимается тем, что вот эти 6%, которые должны пойти на личные счета тех, кто моложе 1967 года, под видом «заморозки» забирает в общую копилку, чтобы уменьшить поступления федерального бюджета на выплату нынешним пенсионерам. И это, конечно, очень негативный фактор.

– Вот, мы нашли цитату представителя пенсионного фонда России, Марины Скидановой, которая говорит что – да, уже третий год правительство принимает решения «заморозить» накопительную часть пенсий. Но при этом она убеждена, что «заморозка» не отразится на нынешних и будущих пенсионерах. Евгений, вот насколько справедливы слова Марины Скидановой?

– Нет, это, я считаю, представитель пенсионного фонда лукавит, потому что вот эти вот 6% идут не на накопительные средства, а в общую копилку. Эти 6% отражаются на будущих пенсионных правах этих людей 1967 года рождения и моложе. Но весь фокус заключается в том, что с этого года, вот в этой распределительной части, действует новый механизм, так называемая бальная система. Это когда правительство ежегодно устанавливает стоимость фактических денег, собственная валюта, которая переводится в пенсионный фонд. То есть может оказаться так, что 100 рублей, которые перевели за работника, они с точки зрения правительства являются только 80 рублями. Или, например, 60. Почему это сделано? Потому что правительство решило перевести пенсионный фонд на самофинансирование, когда он не будет получать никаких субсидий из федерального бюджета. То есть – сколько собрали в виде взносов, столько и распределили, и среди пенсионеров, а главное, среди будущих пенсионеров, по их будущим счетам, понимаете, в чем весь фокус. Кстати в России мало кто эту систему понимает, особенно те люди, которые через 10, 15, 20 лет будут выходить на пенсию. Они об этом не думают, не подозревают, но это означает, исходя из сложной экономической ситуации, что раз взносы, которые будут отчисляться в пенсионный фонд, вряд ли будут увеличиваться, то стоимость этих взносов будет постоянно уменьшаться. И вот эти пенсионные права у работников, имеющих накопительные счета, будут обесцениваться. Вы понимаете, и в этом смысле – замена не равноценна, вот в чем проблема. Потому что, если бы накопительные счета действовали, это живые деньги, и человек эти 6% мог бы перевести или в негосударственный пенсионный фонд, или в управляющую компанию, а те – в какие-то активы, чтобы давали какую-то прибыль, которая хоть частично покрывала бы инфляцию и т.д., по крайней мере, это какие-то живые деньги. А в этой общей копилке, эти деньги, особенно лет через 10-15, скорее всего очень сильно обесценятся.

– Мы нашли, например, заявление Алексея Кудрина, экс-министра финансов России, который говорит о том, что проблема с накопительной частью пенсий не исчезнет и в следующем году, потому что для того, чтобы «разморозить» накопительную часть пенсий, потребуется 300-350 миллиардов рублей, плюс еще примерно столько же, чтобы покрыть дефицит бюджета. А так как найти такую сумму будет чрезвычайно сложно, то этот ком проблем никуда не денется, а только будет расти, правильно я понимаю?

– По большому счету, я согласен с Кудриным, и если решать вот эту вот ситуацию справедливо, с этой «заморозкой». Кстати говоря, с этой «заморозкой» – за три года «заморожено» порядка триллиона рублей, то есть сумма очень приличная. И вы сами видите, крымские выплаты пенсионерам на этом фоне очень небольшие, даже за три года. Ну, вот, как бы по справедливости, эти деньги людям стоило бы вернуть на их накопительные счета. То есть – живьем, а не в виде этих эфемерных пенсионных прав, которые у них там где-то записаны.

– Евгений, возможна ли вообще ситуация, когда в России начнут пересматривать социальные выплаты в сторону их реального уменьшения. Когда пенсионный фонд будет переведен, условно говоря, на хозрасчет, и окажется, что денег там меньше, чем требуется, чтобы выполнить действующее социальное обязательство? Возможно ли снижение этих соцстандартов, уменьшение пенсии?

– Нет, думаю, до уменьшения номинального размера пенсий в России все-таки не дойдет. Это я повторяю – номинального. Но, если пенсии реальные, то есть очистить их размер от инфляции, то уже даже в этом году, в 2015, судя по всему, реальный размер пенсии в России на несколько процентов точно упадет. В следующем году проектом федерального бюджета и пенсионного фонда предусмотрена индексация всего на 4%, в то время, как инфляция на следующий год будет в районе 8-10%. Причем надо помнить, что у пенсионеров же своя еще инфляция, которая определяется по потребительской корзине. Она состоит из элементарных продуктов питания, из расходов на лекарства, на коммунальные услуги – в отличие, допустим, от корзины представителя среднего класса. Поэтому – да, реальное снижение пенсий, конечно, будет. Но в номинальном исчислении, я думаю, что это вряд ли. Это касается нынешнего поколения пенсионеров, кто получает пенсию сейчас. Если же говорить о завтрашних пенсионерах, кто будет получать пенсию лет через 10-15, вот эта «бальная система», которая позволяет очень оперативно правительству маневрировать стоимостью своих обязательств, которые оно берет перед будущими пенсионерами. Смотрите, при двух одинаковых ситуациях, когда человек выходит сейчас на пенсию, и вот скажем, будет выходить лет через 10-15, то та пенсия, которая будет в будущем, она будет существенно меньше, даже, видимо, в номинальном исчислении. Потому что в России государство, судя по всему, взяло курс на то, чтобы пенсионеры беспокоились скорее сами о своей судьбе, и государство будет, конечно, платить какие-то небольшие деньги, и никакой эволюции в ближайшее время не произойдет: государство надеется, что у людей есть дети, внуки, какие-то огроды, что многие пенсионеры официально работают.

Павел Казарин

Источник: ru.krymr.com

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Мировые новости СМИ // mkra.ru